Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:28 

Подарок для tikota

Secret DW Santa 2016
Название: Человек, который (почти) убил Рождество (Марк Михаловски)
Подарок: для tikota
Форма: миди, 3 043 слова
Пейринг/Персонажи: Санта, Доктор

Рождество – волшебная пора; пора, в которую время творит удивительные вещи. То оно пойдёт назад, то вбок. То начнёт выделывать поразительнейшие петли и снова оказывается там, откуда ушло.
А иногда оно решает пошутить. Почему? Потому что... ох, просто потому что может.
(Мисс Беннетт наблюдала за восторженными лицами детей, которых невысокий мужчина обвёл взглядом. Несмотря на первоначальные опасения, кажется, мисс Райт не ошиблась, предложив этого странного человека на роль рождественского сказочника для её класса непоседливых, беспокойных и ждущих не дождущихся каникул восьмилеток).
Итак, однажды, в канун Рождества – когда мир был тих, холоден и бел, и все дети лежали в кроватях, ожидая наступления заветного дня – высоко над миром, над всеми городами, деревнями и поселениями, Санта летел по небу в санях, которые везли его олени... Танцор, Скакун и, ох, вы и сами знаете, как их зовут.
Санта размышлял, не лишними ли будут ещё один пирожок и бокальчик хереса (а вы все знаете, что пить, когда управляешь санями, так же опасно, как и когда ведёшь машину), как вдруг, совершенно из ниоткуда, в воздухе прямо перед упряжкой появилось нечто – высокая, тёмно-синяя будка. Звук от неё был просто чудовищный: трубный, стонущий, словно само небо разрывалось на части. Санта резко дёрнул поводья, но было уже поздно: сани летели слишком быстро, а будка была слишком близко. Санта зажмурился, в любой момент ожидая почувствовать, как сталкиваются с ней его любимые олени. А потом, сквозь закрытые глаза, Санта неожиданно увидел яркий свет. Он почувствовал мягкий толчок приземлившихся саней. Открыв глаза, он едва мог им поверить: он был в комнате, ярко освещённой белой комнате. Белым было всё: пол, стены, потолок. Олени нетерпеливо перебирали по полу копытами.
Но самым удивительным было то, что в комнате был человек, который бегал вокруг чего-то, очень напоминающего большой металлический гриб. Он щёлкал переключателями и нажимал на кнопки так, будто его жизнь зависела от этого.
«Ох, боже мой. Ох, какой ужас, ещё бы чуть-чуть и..!» – сказал мужчина, глядя на Санту и сияя радостной улыбкой.
Санта огляделся, пытаясь понять, где же он оказался. Внутри будки он быть не мог: для этого она была слишком маленькой.
«Где я?» – удивлённо спросил Санта. Он осторожно выбрался из саней и похлопал ближайшего оленя по боку, надеясь его успокоить. И с удивлением обнаружил, что животные совсем не казались встревоженными: они стояли, перебирая копытами и нюхая воздух.
«Вы, наверное, меня не помните», – сказал человек, шагая вперёд, чтобы пожать Санте руку. «Я был у вас однажды, очень, очень давно. Вместе с моими юными друзьями, Джоном и Джиллиан».
Санта почесал заснеженную бороду: имена звучали знакомо.
«Я – Доктор», – сказал он наконец, когда Санта всё-таки покачал головой.
«Ааа», – сказал Санта, на которого нахлынули воспоминания. «Да! Но... но вы же тогда были старым, разве нет?» Мужчина, стоящий перед ним, хоть и не был молодым, но определённо не был он и седым стариком, каким он его помнил. У него была копна непослушных тёмных волос и странная грусть на лице, плохо вяжущаяся с ярко горящими глазами. Он улыбнулся.
«Да, да, был. Но сейчас, как видите, уже нет».
Санта снова почесал бороду, гадая, стоит ли ему верить. Он огляделся.
«Так в чём дело, Доктор? Я довольно занят, как ты можешь догадываться. Мне игрушки надо развозить, знаешь ли».
Лицо мужчины потемнело, и он поджал губы.
«Это как раз то, о чём я должен поговорить с тобой, Санта. Прости, что пришлось вот так тебя перехватить, но, боюсь, я должен показать тебе кое-что неприятное».
«Это займёт много времени?»
«Время, – сказал Доктор, беря Санту за локоть и подводя его к двери на другой стороне комнаты, – относительно. У нас его ровно столько, сколько потребуется».
«Потребуется на что?» – Санта начинал понемногу раздражаться: у него была работа, и некогда было ходить вокруг да около.
«Чтобы показать тебе будущее».
Санта ахнул и отшатнулся назад, налетев на Доктора.
«Это невозможно!» – прошептал он.
Доктор вёл его по одному коридору этого белого, чистого места (которое, как он напомнил, было машиной для путешествий в пространстве и времени) за другим. Наконец они подошли к маленькой деревянной двери с круглым окошком в латунной окантовке. Поглядев в него и кивнув, Доктор открыл дверь и провёл Санту внутрь.
Внутри ничего не было.
Точнее, нет, подумал Санта, пытаясь сохранять спокойствие. Внутри было всё. Всё пространство – галактики, звёзды и, вероятно, планеты тоже – находилось в этой комнате без стен. Он посмотрел вниз и увидел, что стоит на маленьком коврике, сразу за дверью. На коврике большими чёрными буквами было написано «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ».
«Что это?»
«Это мой вселеннарий», – сказал Доктор с некоторой гордостью. «Он не настоящий. По крайней мере, я так думаю. Это просто проекция, как планетарий, только лучше. И больше».
«Зачем ты мне это показываешь? И почему именно сейчас?»
Мужчина неловко потёр руки. «Потому что я хочу, чтобы ты прекратил».
«Прекратил что?»
«Прекратил всё! Прекратил доставлять подарки, делать игрушки, залезать в камины среди ночи! Всё это».
Санта был потрясён. Он окинул взглядом Доктора, стоящего, казалось, на пустоте, пока огромные галактики вращались вокруг него.
«Но почему?»
Доктор не ответил. Вместо этого он повернулся лицом к вселенной и сделал несколько забавных взмахов руками. Санта покачнулся и ухватился за дверную раму, чтобы удержать равновесие, пока всё неслось на него, приближаясь к одной определённой галактике; всё ближе и ближе, к одной определённой звезде; и ещё ближе, пока одна определённая планета не блеснула под их ногами. Особенно красивая, сине-коричнево-белая планета.
«Это Земля», – сказал Санта.
Доктор кивнул. «Население – ох, где-то шесть с половиной миллиардов, и среди них примерно два миллиарда детей».
Санта был ошеломлён.
«Неужели так много? Боже мой! Я и не подозревал!»
«И сейчас у тебя уходит целый год на то, чтобы успеть всё в эту ночь, не так ли? У тебя там стоит весьма ненадёжный генератор временных червоточин, так?» (Червоточина – это специальный туннель, который может доставить вас в любое место и в любое время, куда угодно во вселенной... а иногда и за её пределы!) «Не пытайся отрицать: мои инструменты засекли его пространственно-временную сигнатуру. Ты – и эти твои клоны, о которых ты предпочитаешь помалкивать – используете червоточины, чтобы создавать временные петли, не так ли, снова и снова, каждый день в течение всего года возвращаясь в сочельник?»
Санта нахмурился. Никто не должен был знать о его маленьких секретах, о том, как ему удавалось доставлять игрушки и подарки всем детям в мире всего за одну ночь. «Что если и так? Как иначе мне продолжать дарить детям радость?»
«Всё так, всё так», – пробормотал Доктор с сожалением. «Но, видишь ли, здесь есть проблема».
«Проблема?»
«Ты когда-нибудь задумывался о том, что случится в будущем?» Санта прищурился. «Что ты имеешь в виду?»
Доктор повернулся к изображению Земли, медленно вращающейся под их ногами, и снова взмахнул руками. Картинка ускорилась, узоры из облаков, бурь и ураганов на поверхности задвигались резкими толчками, мигая и подрагивая вокруг планеты.
Санта неверяще смотрел на то, как Доктор перематывал вселенную. Пока мимо проносились годы, он отмечал крошечные пятна света – космические корабли, покидающие Землю в поисках новых миров, новых домов для человечества. Сначала это была лишь тонкая струйка, но очень быстро она разрослась, превратившись в завесу из блестящих точек, волнами исходящих с Земли. Доктор уменьшил масштаб, чтобы охватить колонии человечества, планеты, на которых они обосновались, – каждая из них со временем образовывала ещё больше колоний.
«Неостановимы», – прошептал Доктор. Санта не был уверен, звучало ли в его голосе восхищение или сожаление. «Человеческий дух неукротим, не так ли?»
Санта не смог найти, что сказать, молча наблюдая.
«А теперь, – сказал Доктор, – сколько людей, сколько детей здесь, как ты думаешь? Давай, попробуй угадать!»
Но Санта не мог. Он не имел ни малейшего понятия. «Сотни миллиардов? Я не знаю».
«Всего через несколько сотен лет, когда человечество освоит космические путешествия, их станет миллиарды миллиардов. Столько же человеческих детей в галактике, сколько песчинок на всех пляжах планеты Земля. И больше».
Санта тихо застонал. Он буквально видел, к чему всё шло.
«Видишь проблему, не так ли?» – сказал Доктор, ставя вселенную вокруг них на паузу и поворачиваясь к нему. Его глаза были полны странной печали.
«Но как?..» – начал Санта, понимая, что не знает, как закончить вопрос.
«Как ты будешь справляться?» – завершил мысль Доктор. «Тебя это интересует?»
Санта молча кивнул.
Они стояли на поверхности планеты. Небо над ними застилал маслянистый дым. Не было видно ни звёзд, ни лун, одна только бесконечная завеса грязной черноты, тянущаяся от горизонта до горизонта. И, протянувшись между теми же горизонтами, насколько мог видеть глаз, стояли фабрики. Тёмные, мрачные строения, тянущие свои тёмные, мрачные пальцы к небу, изрыгая сотни, тысячи столбов дыма. Крошечные огоньки отчаянно блестели посреди всей этой тьмы. Единственным звуком был неустанный механический скрежет, словно сама планета была сделана из ржавых часовых механизмов, отчаянно отсчитывающих секунды до конца времён.
«Это Полярия», – сказал Доктор. «Точнее, Полярия 271».
«И есть ещё двести семьдесят таких же?»
«Вообще-то, – сказал Доктор, – ещё две тысячи восемьсот девять таких же. Но для миллиардов детей по всей галактике есть только одна: Полярия, Мир Санты, где он и эльфы делают все игрушки. Посмотрим поближе?»
«А это обязательно?»
Санте не нравилась эта планета, этот механический ад.
Они прошли сквозь огромные стальные двери и остановились. Внутри здание было похоже на огромный авиационный ангар: тусклые лампы свешивались с невозможно высокого потолка на невозможно длинных проводах, освещая невозможно длинные верстаки, за которыми трудились худые, устало выглядящие эльфы. Массивные ленточные конвейеры стучали и лязгали повсюду, перенося игрушки, игры и всё то, что так любят дети, пока эльфы возились с ними, добавляя что-то то тут, то там.
«Это... – прошептал Санта, и его горло пересохло при этих словах, – это ужасно».
«В самом деле ужасно, да? И это ещё не самое худшее».
Вдруг они снова оказались в центре вселенной, и Санта пошатнулся.
Доктор взял его за локоть и указал в пространство. «Видишь те тусклые пятна, наподобие крошечных облаков?»
Санта прищурился, пока наконец их не увидел: расплывчатые, неясные пятна, вытянувшиеся линиями, словно следы от самолётов.
«Что это?»
«Дыры, – сказал Доктор. – Дыры в пространстве».
Санта нахмурился. «Я не понимаю».
«Сейчас ты переносишься по всему миру с помощью своих временных червоточин. В будущем – этом будущем – тебе придётся делать их всё больше. Больше клонов Санты, сотни тысяч их. Всё было не так плохо, пока ты доставлял подарки только детям Земли… но теперь…» Он с сожалением покачал головой. «Твои червоточины и в лучшие времена не отличались особым качеством. Но теперь они вредят самой ткани пространства и времени. Вселенная разваливается на части».
Плечи Санты опустились ещё ниже.
«И поэтому, – сказал Доктор, – я собираюсь взять всё в свои руки».
Сюзи и Тимми не могли уснуть. Конечно же они не могли уснуть: ведь был сочельник. Мама и папа ушли спать около часа назад, и сейчас в доме было тихо и спокойно.
«Во сколько он приходит?» – спросила Сюзи в десятый раз.
«В три часа, – сказал Тимми. – Я уже говорил».
«А сколько сейчас времени?»
Тимми посмотрел на часы рядом с кроватью. «Десять минут третьего».
Он услышал, как Сюзи вздохнула в своей кровати на другой стороне комнаты.
Вдруг, с потолка раздался громкий удар.
«Он здесь!» – прошипела Сюзи, вскакивая с кровати и подбегая к окну. Она пристально вглядывалась в ночное небо, когда её брат присоединился к ней, пытаясь увидеть Санту и его сани.
Раздался ещё один удар, а за ним – жуткий скрежет, как будто что-то огромное соскальзывало с крыши. Большая квадратная тень пролетела мимо окна, и Сюзи в тревоге вскочила.
«Санта упал с крыши!» – завопила она.
«Не глупи», – сказал Тимми, надевая тапочки. «Пойдём!» Сюзи нервно накинула на себя халат, и они вдвоём на цыпочках тихо прокрались на лестничную площадку и спустились вниз. В прихожей они остановились, потому что услышали звук поворачивающейся дверной ручки.
«Спрячься за ёлкой», – прошипел Тимми, толкая младшую сестру в гостиную. «Если он тебя увидит, то не оставит подарков».
«Но почему он входит через...»
«Шшш!»
Они успели спрятаться как раз вовремя. Сидя на корточках за ёлкой, с колотящимися сердцами, они наблюдали за дверью.
«Это не…»
Тимми зажал сестре рот рукой, когда странный, невысокого роста человек в чёрном мешковатом пиджаке выглянул из-за двери. Его глаза загорелись, когда он увидел пирожок и бокал с хересом, которые Тимми и Сюзи попросили маму выставить для Санты. Он откусил от пирожка и отпил глоток, после чего засунул руку в карман и достал оттуда маленькую коробочку с мигающими на тёмной поверхности огоньками. Он положил её на стол. Ещё немного покопавшись в карманах, он нашёл толстую короткую резиновую штуку, похожую на змею.
Тимми услышал, как Сюзи сказала «фуу». И перед тем, как он смог её остановить, она выпрямилась и сказала: «Вы не Санта! Что вы с ним сделали?»
Человек подпрыгнул.
«Санта, эээ... попросил меня помочь ему», – сказал он, выглядя неловко и немного виновато.
Тимми встал и взял сестру за руку. Мама и папа предупреждали их насчёт разговоров с незнакомцами.
«Зачем?» – храбро спросила Сюзи.
«Потому что он очень занят. Он доставляет подарки сотням детей, и ему нужна помощь».
«Вы эльф?» – спросила Сюзи, выходя из-за дерева и оглядывая коробочку и змееподобную штуковину на столе.
«Нет, – сказал мужчина. – Думайте обо мне просто как о друге Санты». Он улыбнулся, но Тимми не был убеждён.
«А где твой мешок?» – спросил он.
«Мне не нужен мешок, – сказал человек. – У меня есть волшебные карманы. Смотрите!»
И он засунул руку под пиджак и вытащил большой, просто огромный букет цветов. Сюзи разинула рот. Тимми, однако, впечатлён не был.
«Так кто угодно может», – презрительно сказал он.
«Ох», – сказал мужчина. «А как насчёт этого?..» Он вытащил из кармана пиджака деревянную палочку, поднёс к губам и начал наигрывать кошмарную мелодию. «Что это?» – спросил Тимми.
«О боже», – сказал человек немного грустно, кладя палочку обратно в карман. «Вы, наверное, хотите бластеры и компьютерные игры, да?» Он произнёс эти слова так, словно они были неприятными на вкус.
«Да!» – сказал Тимми, а Сюзи захихикала и хлопнула в ладоши. «А вам разве не хотелось бы чего-нибудь по-настоящему особенного?» Незнакомец присел на корточки, держа в руке резиновую штуку, напоминающую змею.
«Что это?» – спросила у него Сюзи, пока он пытался удержать странную штуковину в руках. Она корчилась и извивалась.
«Это нулид, телепатический переводчик. Он позволит вам разговаривать с множеством разнообразных форм жизни. Разве не здорово?»
Тимми бросил взгляд на Сюзи – не похоже, что она была убеждена.
«А с Трикси я смогу разговаривать?»
«Трикси – наша кошка», – объяснил Тимми незнакомцу, положившему нулида обратно на стол, где он продолжил извиваться.
«Ааах… нет, боюсь, оно работает только для в достаточной степени разумных видов». Человек выглядел удручённым. Но потом он вспомнил о коробочке с огнями и протянул им её.
«Это компьютерная игра?» – спросил Тимми.
«Эмм... нет. Она фиксирует эфирные возмущения».
«Что?»
«Возмущения в эфире». Он замолчал и посмотрел на них. «Это не совсем то, на что вы надеялись, да?»
Тимми покачал головой.
«А как насчёт этого?» Человек покопался в карманах и вытащил помятый бумажный пакет. Он заглянул в него с сомнением. «Давненько я их не пробовал, но уверен, что они в порядке». Он протянул его им, и Тимми и Сюзи попытались разглядеть, что там было. Кажется, конфеты.
«Мама с папой говорили нам никогда не брать конфеты у незнакомцев», – мудро сказала Сюзи.
«Но ведь я не незнакомец!» – запротестовал мужчина. – «И эти конфеты – особенные. Я уверен, что мама с папой не будут возражать, если вы съедите одну…»
«Ох», – сказал глубокий голос позади него. «Мама с папой не будут возражать, да?»
«Он друг Санты», – услужливо сказала Сюзи, когда папа схватил человека за воротник и поставил на ноги. Бумажный пакет выпал из его руки, и конфеты рассыпались во все стороны. «И он принёс нам подарки на Рождество. Смотри!»
Она показала на стол, на котором корчился и извивался нулид и стояла мигающая и пищащая коробочка.
«Ты…»
«Я всё объясню! Санта мог попасть в большие неприятности из-за своих червоточин», – сказал мужчина, махая руками и пытаясь стащить папины пальцы с воротника. «И я показал ему будущее, и весь вред, причинённый пространству и времени, планеты, полные эльфов-рабов!»
«Ах, показал?» – сказал папа, поворачивая его так, чтобы смотреть ему прямо в лицо. «Эльфов-рабов».
«Папа, не делай ему больно, – сказала Сюзи. – А то у нас не будет подарков».
«Не волнуйся, милая, – прогудел папа. – Вы получите свои подарки, и он тоже!»
Но Тимми перестал слушать, потому что вдруг откуда-то издалека послышался звон бубенчиков, слабо раздающийся в морозном рождественском воздухе. Он подбежал к окну, и Сюзи вместе с ним, ибо она тоже их услышала.
«Папа, смотри!» – закричала Сюзи, указывая на небо. «Это Санта! Папа, смотри! Смотри!»
Папа протащил мужчину через комнату и тоже взглянул на небо, просто чтобы порадовать Сюзи и Тимми. Когда он ясно увидел силуэт саней, запряжённых оленями, его рот раскрылся.
Человек пытался высвободиться из его рук. «Если вы только меня отпустите, – прохрипел он, – мы всё можем вполне мирно разрешить».
Но никто ему не ответил. Все были слишком заняты, наблюдая за силуэтом в небе, который, казалось, исчез за крышей дома.
«Хо, хо, хо!» - раздался вдруг хрипловатый голос позади. Все обернулись.
И увидели стоящего в комнате Санту, огромного как ёлка, с мешком в руке и широко улыбающегося.
«Э?» – сказал папа и уронил невысокого мужчину, который поспешил встать рядом с Сантой.
«Отличная работа», – услышали они саркастичный шёпот Санты.
«Я не виноват, что всё, чего они хотят – музыкальные центры и компьютерные игры», – обиженно фыркнул мужчина. «Я всего лишь попытался дать им что-то более познавательное». Слегка виновато, он взял со стола нулида и детектор эфирных возмущений и рассовал их обратно по карманам.
«Я видел, – сказал Санта. – Ты ведь действительно не имеешь ни малейшего понятия, да?»
«Так, всё!» – прогудел папа, оправившись, наконец, от шока. «Что, чёрт возьми, здесь происходит? Тимми, передай мне телефон. Я звоню в полицию».
«Ты сейчас ляжешь в постель и забудешь, что всё это произошло», – сказал Санта немного жутким, гипнотизирующим голосом, взмахнув рукой в сторону папы. «Химикалии», – прошептал он мужчине, показывая ему свой отделанный мехом обшлаг рукава. «Всегда срабатывает».
Папа заморгал и широко зевнул, после чего вышел из гостиной. Оставшаяся четвёрка слушала, как он поднимается по лестнице, спотыкаясь и что-то бормоча.
«А теперь, – произнёс Санта, присаживаясь на корточки перед широко распахнувшими глаза детьми, – давайте-ка посмотрим, что у Санты действительно для вас припасено…»
(Часть детей зааплодировала при возвращении Санты, и мужчина усиленно попытался не выказывать своего хмурого вида. «Но что насчёт червивых дыр?» - крикнул один.
«И клоунов? Что насчёт клоунов?»
«Клонов», – поправил мужчина.
«Что с ними случилось? Им было грустно?»
Мужчина вздохнул.)
Санта был очень благодарен Доктору за помощь, но было ясно, что ничего из этого не выйдет.
«Я знаю!» – воскликнул Санта, когда они снова оказались внутри чудесной пространственно-временной машины Доктора. «Роботы!»
«Роботы?»
«Ты можешь помочь мне построить роботов, которые займут место клонов. И, – он окинул взглядом ослепительно белую комнату управления, – раз ты такой умный, то можешь помочь мне создать безопасные червоточины, которые не будут вредить пространству и времени. Ну как, согласен?»
И конечно же Доктор был согласен, ведь он был самым умным Доктором во всей вселенной.
(«Если он был таким умным...», – начала задумчиво маленькая девочка.
«Если бы он был таким умным, – перебила мисс Беннетт, – то никакой истории бы не было, правда, Люси? А если бы не было истории, мы бы не узнали что-то очень важное, так?»
Она сделала театральную паузу.
«И что же мы сегодня узнали? Кто-нибудь?»
Последовала тишина.
«Мы узнали, что иногда мы не такие умные, какими сами себя считаем, правда? Что даже если нам очень хорошо удаются какие-то вещи, это не значит, что мы лучше всех остальных во всём».
Ян, сидящий в первом ряду, вздохнул и закатил глаза.
И краем глаза заметил, что мужчина сделал то же самое).

запись создана: 28.12.2014 в 23:53

@темы: фанфик, подарки, джен, Доктор

URL
Комментарии
2014-12-31 в 21:29 

tikota
Не мешайте мне любить людей!
Спасибо за подарок!!! За такую историю про Санту))) :red: :white:

И счастливого Нового Года! :new5:

2015-01-01 в 22:32 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Очень понравилось! :D
Сначала из-за непривычного оформления прямой речи напоминало "Понедельник" Стругацких. «Д-да, чёрт, – сказал горбоносый. – Действительно, день не поработаешь – забываешь про все эти штуки». – «А может быть, трансгрессировать его?» – «Ну-ну, – сказал горбоносый. – Это тебе не диван. А ты не Кристобаль Хунта, да и я тоже…» :D Потом привыкла)

   

Through the Universe

главная