19:28 

Подарок для Гинрин

Secret DW Santa 2016
Название: Настоящий герой
Подарок: для Гинрин
Размер: 3505 слов
Пейринг/Персонажи: Донна Ноубл, Уилфред, в эпизодах - Альт!Десятый Доктор, Роза Тайлер
Категория: джен
Жанр: АУ, ангст
Рейтинг: G
Краткое содержание: Ничто не берется из ниоткуда и не исчезает в никуда. Доктор стер память Донны в нашей вселенной, но энергия, которую эта память содержит, чересчур велика и не могла просто раствориться во временном вихре. А в параллельном мире, "мире Пита", тоже есть своя Донна Ноубл, которая однажды начинает видеть странные сны.

– Все в порядке, милая?
Донна вздрогнула. Уилфред похлопал ее по руке:
– Ну-ну, не расстраивайся. Все скоро наладится, вот увидишь. Это лишь небольшие неприятности…
– Это лишь работа и деньги, на которые мы живем, о да, – Донна покачала головой. – Я не могу сидеть и ничего не делать, дедушка! Я просто… Просто не могу.
– Ну, ты же знаешь маму, она все время ворчит. Не нервничай, милая. Если хочешь, иди спать, я сам тут управлюсь.
Донна поежилась. С некоторых пор сон для нее стал неприятной обязанностью, и хотя на часах было за полночь, отправляться в кровать ей совсем не хотелось.
Дедушка говорил, что это из-за сорвавшейся свадьбы и увольнения. Что не нужно переживать и накручивать себя. Что она устала, и ничего страшного в том, что ей нужно отдохнуть, нет… Но Донна не была уверена, что ночные кошмары действительно связаны с провалившимся куда-то сквозь землю женихом – да и черт с ним, на самом деле, если бы не это дурацкое платье, над которым потешались ее милые «подруги»! Несколько часов выслушивать их замечания – да, именно таким она представляла день у алтаря, а потом еще мамины выговоры в течение следующих дней…
Все это можно было бы помусолить пару часов и забыть. Конечно, она была ужасной идиоткой, раз поверила этому чертову аферисту – нет, ну а кем он еще может быть, подлец?! Но это не было трагедией.
Сны же причиняли ей постоянную боль. Донна с трудом засыпала, изо всех сил сопротивляясь усталости, но с еще большим трудом просыпалась. Каждый раз ей казалось, что она тонет, вода давит на легкие, на глаза, не позволяет сделать ни вдоха, и можно только бесконечно, отчаянно тянуть руки куда-то вперед – к человеку, стоящему за невидимой стеной. Этот человек пугал ее больше бьющего по ушам грохота собственного сердца, больше надвигающейся духоты, больше клокочущей в горле воды. Донна не понимала, что в нем такого страшного, но во сне он был ее единственной надеждой, единственным, кто мог спасти ее, и в то же время… В то же время казалось – коснись его, и все закончится. Не только ледяная вода вокруг. Еще и жизнь. И время. И вселенная.
Донна просыпалась то с криком, то в слезах, то с острым комком в горле и никак не могла прогнать образ его лица. Глаза, спокойные, темные, глядящие с опустошающей уверенностью, преследовали ее еще несколько минут после пробуждения – пока она не находила в себе силы встать и выглянуть в окно, или посмотреть в зеркало, или выйти из комнаты. Наваждение развеивалось, но воспоминания о снах оставались.
– Человеку не может сниться одно и то же каждую ночь, – сказала мама. – Может, прекратишь убиваться и найдешь себе работу?
Ну что ж, так она и сделала. Разослала резюме, съездила на несколько собеседований, получила пару вежливых отказов и еще больше неопределенных обещаний. Не сказать, чтобы ей полегчало. Дни продолжали заполняться бездействием и нотациями, ночи – пугающими снами. Больше всего Донну раздражала невозможность что-нибудь сделать. Да хотя бы выйти на улицу и покричать во все горло!
– А тебе кто-то мешает, милая? – дедушка усмехнулся.
Донна покачала головой.
– Это все равно ничего не изменит. Именно это меня выводит из себя! Что бы я ни делала, ничего не меняется!
Уилфред хотел было что-то сказать, но только встал с тяжелым вздохом и подошел к подзорной трубе, чтобы убрать ее.
– Все образуется, вот увидишь. Ты еще покажешь им всем великолепную Донну Ноубл! – он подмигнул ей. – А сейчас ложись спать, дорогая, у тебя ведь завтра важная встреча.
– О да, очередная «очень-очень-очень» важная встреча, – Донна скорчила гримасу. – Ладно. Спокойной ночи, дедушка.
– Спокойной ночи, милая.

Но какой-какой, а спокойной ночь назвать было нельзя.
Снова страшный незнакомец, снова заполняющая легкие вода, снова темнота в глазах. Донна в который раз начала кричать от отчаяния, наплевав на то, что задыхается, но человек в длинном плаще даже не пошевелился. Все так же смотрел – серьезно, даже чуть-чуть понимающе, но совершенно спокойно.
Донна проснулась разбитой и уставшей. На пожелания удачи от мамы сил не осталось даже съехидничать, так что она лишь молча кивнула, допила кофе и поехала на собеседование – без всяких надежд, просто… ну, надо же было чем-то заняться. Хоть чем-нибудь. Вести машину, разговаривать с вежливым до оскомины мужчиной, отвечать на вопросы было не худшим делом.
Но домой она вернулась в абсолютно другом настроении.
– Вы не поверите! – Донна влетела на кухню, бросила так надоевшую ей папку на стол. – Они! Меня! Приняли!
– Это же замечательно, милая! – воскликнул дедушка.
– Вот так сразу? – скептически проворчала мама.
– О, ну кто бы сомневался, что ты не поверишь. Неважно. Я принята, у меня есть работа, и с завтрашнего дня – прощай, бессмысленная жизнь, привет, стол секретаря! Ну, сначала я буду помогать, разбираться, осваиваться – как всегда, это скучные несколько недель, но потом… О, потом начнется настоящее веселье! Вы знаете, какой там «босс»? Боже, неужели у нас снова закончилось молоко?! Большая компания, они занимаются прокатом автомобилей и «не только». Я спрашиваю: а что это значит? И он мне говорит: это значит, что туристы могут взять у нас не только машины, но и велосипеды, и что им в голову взбредет – мы все достанем!..
Когда ночью Донна снова рухнула под воду, стоило ей только закрыть глаза, она возмущенно заорала, давясь и кашляя:
– Ну уж нет! Даже не думай, чертов выскочка! Поселился у меня в голове, да?! Обойдешься! Я тебя найду и так отделаю, что…
Незнакомец удивленно моргнул, и Донна замолчала. Впервые на его лице начали появляться эмоции – непонимание, недоверие, а потом что-то, близкое к шоку. Губы шевельнулись, и Донна угадала громкое, изумленное: «Что?!»
– Не смей больше являться в мои сны! – закричала она. – Ясно тебе, тупоголовый осел?! Не смей портить мою жизнь! Я сама с этим справлюсь, а ты проваливай-ка подальше! Ну, убирайся!
Она в бешенстве замолотила в невидимую преграду, отделявшую ее от незнакомца, увидела, как тот с ужасом отшатывается… и проснулась.

С тех пор ночные кошмары больше к ней не являлись. Жизнь вернулась в свою колею: работа, семья, подруги, книги, музыка, вечеринки, телевизор, машина… Все было как всегда. О замужестве Донна больше не задумывалась, хотя то и дело завязывала дружеские отношения с коллегами по работе. Пару раз ее даже приглашали на обед, но это ни к чему не привело – да она ни к чему и не стремилась. Пока что ей хватало обычной, наконец-то заполненной чем-то знакомым жизни.
Так было до того момента, когда на работе случился пожар.
Донна вышла из кабинета, чтобы отнести распечатанные листы начальнику. У того в кабинете царило черт-те что – и бумаги разложены хоть и по стопочкам, но чуть ли не на полу, и провода тянутся так, что ступить невозможно, три телефона постоянно верещат… Нарушение техники безопасности этого человека не интересовало. Главное, что ему комфортно так работать, а уборщица или секретарь все расставят по местам!
Но в этот раз пренебрежение порядком обернулось катастрофой. Донна как раз ставила папки в шкаф, когда прозвучал сигнал пожарной тревоги. Начальник, ругаясь и проклиная все на свете, вскочил с кресла, оборвал несколько проводов, которые потянули за собой телефоны, те смели со стола стопки бумаг и тяжелое пресс-папье, он отпрыгнул, стараясь сделать шаг к двери – и опрокинул весь широкий, полный вещей стол. Не обращая внимания на Донну, начальник бросился к двери, утягивая за собой хвост из проводов и бумаг. Вслед ему полетели неласковые слова – Донна пыталась выбраться из угла, в котором ее заперли поваленный стол и покосившийся шкаф, но только обломала ногти. В конце концов, плюнув на узкую юбку и каблуки, она кое-как перелезла через завал и выбежала в коридор.
Там уже было пусто. Ощутимый запах дыма и странное шуршание не порадовали Донну. Она добралась до лифта, но тот оказался заблокирован. Пришлось скинуть туфли и спускаться по лестнице, но уже на третьем этаже она поняла свою ошибку: пожар начался снизу. Сотрудники успели преодолеть опасные участки, но ей-то что прикажете делать?! На третьем этаже уже шипела пена противопожарной системы, откуда-то с улицы доносились сирены.
Донна ворвалась в первый попавшийся кабинет и высунулась в окно.
– Эй! Эй вы! – заорала она. – Вытащите меня отсюда немедленно! Слышите?! Вытащите меня!
Люди внизу еще больше засуетились, и Донна немного успокоилась.
Где-то раздался страшный грохот, запах дыма стал невыносимо сильным. Она закашлялась, несмотря на открытое окно, обернулась к двери и увидела, как с лестницы, ведущей вниз, ползет пламя. Оно вспыхивало то тут, то там, захватывая коридор, и вскоре горели почти все стены. Мягкие диваны, растения, столики с журналами – все это огонь сметал в единый миг.
– На помощь! – хрипло закричала Донна. – Проклятые пожарные! Да вытащите вы меня или нет?!
Где-то в коридоре раздался звук шагов, и Донна, не раздумывая, бросилась туда. Темная фигура пробиралась сквозь пламя, и Донна, прижав ко рту рукав, попыталась двинуться ей навстречу, но через несколько шагов замерла в оцепенении.
– Это ты! Ты! – она отшатнулась.
На человеке не было пожарной формы, и он не выглядел ни напуганным, ни потерянным. Длинный коричневый плащ ничуть не пострадал от пламени, на лице не было ни капли эмоций. Столкнувшись с ним взглядом, Донна пошатнулась, зажмурилась и закричала – бессмысленно, стараясь спрятаться за собственным голосом, потому что страшнее его взгляда… Господи, да даже бушующий вокруг огонь по сравнению с ним – ерунда! Она сама не заметила, как упала на пол и сжалась в комок.
Когда Донна разлепила слезящиеся глаза, рядом никого не было.

В больнице она пролежала несколько дней и была неприятно удивлена, обнаружив, что стала бояться докторов. При виде человека в белом халате, который наверняка был медиком, Донна цепенела и старалась стать как можно незаметнее. И хотя она быстро взяла себя в руки, объяснить причину внезапного страха никто так и не смог.
Врач сказал, что человека, похожего на незнакомца в плаще, в здании не обнаружили, и скорее всего это была галлюцинация, порожденная дымом, газом и бог знает чем еще. Донна ему верила. У живого человека плащ бы загорелся. И волосы – как обгорели у нее самой, пришлось подстричь, так что теперь Донна угрюмо посматривала в зеркало и проводила рукой по шее. Привыкнуть к новой прическе было сложно. Она с такой короткой стрижкой в жизни не ходила!
Но все-таки ей чертовски повезло. Спасатели добрались вовремя, несколько легких ожогов заживут без последствий, мозг не пострадал… Или почти не пострадал. В сны то и дело стал приходить объятый огнем незнакомец с пустыми глазами. Только теперь он протягивал ей руку – мол, идем со мной, в огонь, под воду, за коричневым плащом. Донна отшатывалась, пыталась убежать, но на ноги ей падал стол, вокруг разгорался пожар, и в конце концов она падала на пол, который тут же начинал ломаться, искривляться и с треском рушиться. Иногда на этом моменте она просыпалась. Иногда – падала в уже знакомую ледяную воду, а за невидимой стеной по-прежнему стоял горящий факел-человек с протянутой рукой.
– Вам надо отдохнуть. Лучше сменить климат. Съездить на море, развеяться, – посоветовал врач. – И лучше сменить работу на менее… монотонную.
Донна покивала, получила выписку и вернулась домой. После нескольких изматывающих ночей она решительно вошла на кухню и объявила:
– Я устраиваю две вещи: ремонт и отпуск!
К ее удивлению, ни мама, ни дедушка возражать не стали. Компенсации от фирмы, которую начальник, пряча виноватые глаза, выдал без возражений почти в двойном размере, хватило на планирование отпуска – домик в лесах (никакого моря и океана!), рядом маленький городок с приличными барами... Тщательно откладываемые на неизвестное будущее деньги пустили на обновление дома. Донна вдохновенно сдирала обои и говорила, что никогда еще так не хотела перевернуть всю свою жизнь, дедушка хмыкал и помогал наклеивать новые, а мама выбирала мебель, критикуя почти все, попадавшееся в интернете на глаза. В целом все шло неплохо, и только незнакомец из снов никак не хотел исчезнуть в небытие.
И однажды Донне показалось, что он смотрит на нее с насмешкой. Протягивает руку и, теперь уже вслух, говорит: «Идем со мной». Донна почти услышала его голос – совсем незлой, но, что куда более странно, очень знакомый. А потом во сне все смешалось и перепуталось: дедушка, мама, незнакомый человек, люди в красных беретах, странный душащий запах… Отчетливо в памяти осталась лишь одна картина: человек в длинном плаще шагает по улице города, что-то говорит на ходу – явно не ей, ведь ее там не может быть, но Донна снова слышит его твердое, зовущее: «Идем со мной».
Это-то и стало решающим. Вместо того чтобы оплачивать аренду дома и собираться в отпуск, Донна схватила карточку и сказала:
– Я еду путешествовать.
– Тебе нельзя за руль! – закричала мама. – Ты с ума сошла!
– Значит, поеду автостопом! Я должна найти… одного человека.
– Он что, денег тебе должен? Вот было бы кстати! Или ты про…
– Нет, – Донна покачала головой. – Это не имеет отношения к свадьбе. Это мой… старый знакомый.
– И где же он живет? В Британии, надеюсь?
– Это мой отпуск или твой? – возмутилась Донна. – Если мне будет не хватать денег, не беспокойся, я что-нибудь придумаю, тебя это не коснется!
– Милая, – вмешался дедушка, – пойдем со мной. Поможешь разобрать мои вещи?
Донна, все еще кипя от негодования, кивнула.
Стоило им выйти из дома и оказаться вне поля зрения мамы, как Уилфред спросил:
– Ты решила найти того человека из снов?
– Дедушка… – Донна вздохнула. – Только не думай, что я свихнулась. Нет. Я точно знаю, он где-то есть, и если его не было во время пожара, это не значит, что его нет… совсем. Ну и, в конце концов, что я потеряю, кроме денег? Поеду в Лондон, сяду там на какой-нибудь автобус – в Брайтон, Манчестер или Эдинбург… Ничего страшного. Просто я знаю, что должна это сделать. Так долго думала, что же буду делать в этом домике, среди лесов – читать книги? Шататься по пабам и танцевать? Все это я могу делать тут. А сегодня проснулась, вспомнила сон и поняла: к черту домик, к черту лес!.. – она неловко улыбнулась.
Уилфред долго молчал. Они медленно шли по дороге, и Донна то и дело поднимала глаза на небо. В нем не было ничего необычного, но что-то… что-то в нем все-таки было.
– Думаю, ты его найдешь, милая, – сказал дедушка. – Только береги себя. А маму мы уговорим.

Погода в Лондоне оставляла желать лучшего: противная морось, сырость и грязь явно говорили о том, что, по их мнению, в городе осень или ранняя весна, но никак не середина лета. Донна, махнув рукой на сохранность и без того старых ботинок, шлепала прямо по лужам. Прохожие, укрывавшиеся под куполами зонтов, проносились мимо, машины недовольно рычали на перекрестках, но Донна не открывала зонт и не брала такси. И то и другое только помешало бы ей внимательно вглядываться в фигуры и лица.
Она несколько раз приходила на вокзал, то на один, то на другой, и бродила там, но внутреннее чувство, которому она уверенно следовала раньше, на вокзалах молчало. День подходил к концу, и Донна понимала, что нужно или брать билет, или возвращаться.
Возвращаться не хотелось. Донна подошла к кассе, несколько мгновений смотрела на список доступных направлений и решительно купила билет до Брайтона. В конце концов, хуже не будет, подумала она.
За полтора часа в автобусе Донна задремала. Ей привиделось, что рядом села девушка – глупости, конечно, они же едут по трассе! – и долго и сосредоточенно на нее смотрела. Обычная девушка, блондинка, только очень серьезная. Донна в полудреме отворачивалась от ее сосредоточенного взгляда, но лишь уткнулась лбом в холодное стекло и проснулась.
Когда она выбралась из автобуса на промокшую улицу Брайтона, то увидела, что все та же девушка быстро переходит дорогу. Донна бросилась за ней, толком не зная почему. Девушка же, не обращая внимания на прохожих, направлялась куда-то вперед, не сворачивая и не останавливаясь. Явно местная. В какой-то момент Донна ощутила странное опустошение и замерла перед светофором. Ну и с чего ей далась эта блондинка, спрашивается? Пора искать что-то на ночь, только не в центре. Светофор переключился, и Донна сделала шаг на дорогу – и тут же была сбита с ног каким-то высоким человеком.
– Простите! – воскликнул он и бросился ей помогать.
– Вас под ноги смотреть не учили, что ли?! – вскипела Донна.
Но тут же замолчала.
– О Господи, – прошептала она. – Это ты!
– Это… – человек из ее сна отпрянул. – Не может быть.
Он оглянулся, но люди спешили перейти дорогу и совершенно не обращали на них внимания.
– Кто ты такой?! – закричала Донна. – Какого черта ты меня преследуешь, ты, псих?!
У него на лице все ярче поступало полнейшее изумление, и Донна только еще больше выходила из себя. Подумайте-ка, он смеет делать вид, что ничего не знает!
– Ладно. – Человек протянул руку, но Донна отшатнулась. – Не бойся. Если ты меня знаешь, то помнишь, что я не причиню тебе вреда…
– Да откуда мне тебя знать?! Посмотрите на него! И как ты мог бросить меня среди пожара?! Нормальные люди так не поступают! Ты… марсианин! – выпалила Донна.
Мгновением позже она почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. Незнакомец все-таки взял ее за плечи, встряхнул… Мир померк, и Донна с облегчением погрузилась в эту темноту.
Никаких сновидений. Никаких незнакомцев. Никаких блондинок. Только смутный ревущий гул, будто шумит труба… или пила… что-то непонятное и далекое… Как и голоса, которые то приближались, то отдалялись.
– …должны были предусмотреть…
– …уверен, что это не повторится?
– Абсолютно. Разлом между вселенными закрылся окончательно, больше ничего не просочится. Видимо, он сделал это во временном вихре, вот ее память и засосало сюда. Она не смогла сохранить цельность, просачиваясь сквозь оставшуюся трещину…
– …сможешь исправить.
– Возможно, не сразу, я же не…
– …брось, Доктор…
– …будет хорошо. Это же Донна. Позвони, когда она…
Голоса исчезли, и Донна медленно села.
Что-то среднее между больничной палатой и комнатой в гостинице. Тяжелые шторы, роскошная кровать, но рядом стоят пустая капельница и мерно гудящий аппарат. Металлический столик с бутылечками и пузырьками, какие-то инструменты… Донна передернулась. Больше никого в комнате не было.
С некоторой опаской она встала, но голова лишь слегка закружилась. Она дошла до двери, толкнула ее – ванная. Отлично, как раз пора умыться.
Глядя на свое отражение, Донна с недоумением поймала себя на мысли: а как она здесь оказалась? И зачем? И где это «здесь»? Она что-то искала… кого-то. Огненного и холодного. Нет. Человека. Марсианина… Что за бред! Донна раздраженно открыла кран на полную мощность и опустила руки в прохладную воду. И тут же со сдавленным криком отшатнулась: ей показалось, что вода снова обступила ее со всех сторон и вот-вот задушит.
В памяти всплыло недавно услышанное слово: «Позвони».
Позвонить. Кому? Тому, кого она искала, конечно. Если искала, значит, он может помочь.
А как позвонить? Номер…
Перед глазами встали цифры – такие знакомые, словно Донна набирала их тысячу раз. Почему же они раньше не приходили ей в голову?.. Неважно, главное, что она видела на столике среди металлических инструментов свой мобильный.
Донна вышла из ванной и взяла в руки телефон. Быстро набрала номер, который совершенно точно знала уже не первый день… Но, слушая гудки, поняла, что это не так. Или не совсем так. Она его знала и не знала. Впрочем, это тоже было совсем неважно. Правда, стоило ей над этим задуматься, как среди гудков и нервного стука пальцев по столу всплыло имя.
Доктор.
Или профессия?.. Нет, имя. В трубке раздался мужской голос, и Донна впервые за долгое время абсолютно точно знала, что говорить. Кричать, радостно и отчаянно одновременно:
– Я все-таки нашла тебя, марсианский мальчик!

***


– Все в порядке, милая?
Уилфред с нежностью смотрит на свою внучку, которая стоит перед зеркалом в свадебном платье.
– Да, я просто… просто… Это совершенно идиотские розочки на подоле! – с отвращением говорит Донна. – Я же просила их спороть!
– Я скажу маме, – успокаивающе говорит он.
– И пусть только попробуют оставить хоть одну! – Донна угрожающе машет руками, и дедушка смеется.
Он рад, что его внучка больше не вспоминает о пугающих снах и человеке в плаще. У нее новая работа, новая машина, не синяя, а темно-красная, и совершенно новая жизнь.
Доктор и Роза Тайлер говорили, что все устроится. Что ж, они оказались правы. Уилфред, каким-то невероятным образом поверивший им с первого слова, сначала все же побаивался, но никаких следов кошмары в памяти Донны не оставили. Не осталось ни следа от непонятной энергии, которая могла уничтожить ее мозг – во всяком случае, так сказали те двое. Что энергия и воспоминания пришли из другой реальности, что они слишком велики для сознания обычного человека… Много странных, не всегда ясных слов. Главное, что понял Уилфред – лучше ни о чем, что может хоть чуточку потревожить эту странную память, Донне не напоминать. Доктор и Роза Тайлер сделали все, что могли, но лучше не рисковать. После того, как, вбежав в комнату, Роза Тайлер обнаружила Донну, лежащую с распахнутыми глазами, совершенно неподвижную, почти не дышащую, после того, как ее долго обследовали какие-то особые врачи, после того, как Доктор испуганно прерывал разговоры с Уилфредом и прятался, стоило Донне показаться в больничном коридоре… Лучше – не рисковать.
Ведь Доктор и Роза Тайлер потрудились на славу, спасая его внучку, которая вот-вот выйдет замуж, на этот раз за правильного и хорошего человека.
Донна по-прежнему приходит по вечерам к дедушке, и иногда он дает ей посмотреть на звезды. Доктор предупреждал, что это может вызвать у нее тревогу, но Уилфред уже убедился: вид ночного неба, полного крохотных огоньков, вызывает у Донны лишь мечтательную улыбку… или, очень редко, слезы, которых она сама не замечает. Уилфред не говорит ей, что в такие моменты у нее очень тоскливый и отчаявшийся взгляд. Словно она понимает, что что-то потеряла.
Донна же никому не говорит о том, что порой ей снится улыбающийся мужчина в длинном коричневом плаще. Он идет куда-то вперед среди звезд, спокойный и уверенный в себе, и порой оглядывается, словно проверяя, идет ли она за ним. Как-то, сразу после выписки из больницы, Донна попробовала заикнуться об этом сне, но ее едва не отправили обратно в палату. С тех пор она молчит и с нетерпением ждет встречи с шагающим по Млечному пути незнакомцем.
Однажды он обернется, протянет ей руку и молча вскинет брови. И тогда Донна навсегда останется в своем сне, касаясь его ладони и чувствуя, как звезды бьются в такт с двумя марсианскими сердцами. Им будет о чем поговорить, ведь они знают и помнят одно и то же – и об одном и том же утраченном сожалеют.
Но это случится еще не скоро.
запись создана: 29.12.2014 в 00:01

@темы: фанфик, подарки, джен, ангст, Роза Тайлер, Донна Ноубл, Альт!Десятый Доктор

URL
Комментарии
2015-01-01 в 01:35 

troyachka
лейтенант Ухура, продолжайте попытки преодолеть статистические помехи!
Какая классная идея! :hlop:

2015-01-01 в 15:38 

troyachka, спасибо! :new1:
Санта

URL
2015-01-01 в 23:23 

Secret DW Santa 2016
Дорогой Санта, мы хотели написать, что Гинрин сейчас не в дайри. Мы отправили ему умыл, и как только он сможет, сразу придёт сюда.
А от нас хотим сказать, что орги каждый раз рыдают, читая эту историю. И эффект не уменьшается при перечитывании.

Однажды он обернется, протянет ей руку и молча вскинет брови. И тогда Донна навсегда останется в своем сне, касаясь его ладони и чувствуя, как звезды бьются в такт с двумя марсианскими сердцами. Им будет о чем поговорить, ведь они знают и помнят одно и то же – и об одном и том же утраченном сожалеют.
Но это случится еще не скоро.

Это прекрасное и настоящее. Пиши ещё, Санта! :squeeze:

URL
2015-01-02 в 10:26 

Secret DW Santa 2015, мур-мур-мур, дорогие орги! Спасибо за такие теплые слова и заботу :heart:
Санта подождет до Рождества, а там уж потащит к себе в нору, если заказчик не появится.)
:moroz1:

URL
2015-01-03 в 16:44 

Ярк
Прежде, чем писать, нужно жить. Антуан де Сент-Экзюпери | Не грусти. | Солнцелис
Хотя все побежали, и я побежал.
Автор.)

     

Through the Universe

главная